Previous Entry Share Next Entry
Ужасы Холокоста. Львовский погром 1941 года
Зяка, Кука
jadore_odessa
Оригинал взят у klonik69 в Ужасы Холокоста. Львовский погром 1941 года
... Перед самой войной во Львове проживало от 135 (с учетом беженцев) до 150 тысяч евреев, после освобождения этого города от нацистов, в нем уцелело только 823 еврея. Это был город, где  именно украинцы, из созданной членами ОУН(б) "милиции", а также простые украинские обыватели, положили начало уничтожению львовских евреев.



К 3 июля 1941 года на улицах города было убито до 4 тысяч евреев. И это была только первая кровь...

Женщина, раздетая до белья, бежит, преследуемая парнем в форме и с палкой и подростком. Действие происходит возле тюрьмы на Замарстыновской, на улице Помперской. Сейчас эта улица называется Веселая.

Мария Гесиола вспоминает, во время того, как она и ее тетя пытались договориться с украинцами, пришедшим в их квартиру, чтобы те оставили в покое ее дядю, мальчик девяти лет вышел вперед и решил дело, сказав дяде: “Пойдем, старый жид “.


Она хотела жить

"В воспоминаниях, опубликованных двадцать шесть лет спустя, Ярослав Стецько категорически отрицал, что милиция, основанная его правительством, участвовала в каких-либо антиеврейских действиях. Однако доказательств противного очень много.

Десятки свидетельств очевидцев признают милиционеров главными участниками погромов. Например, Рышард Ринднер писал, что “украинская милиция хватала евреев на улицах  собирала их в различных точках сбора, где их безжалостно били”.


Толпа жаждет их крови


"За что???"




Нелюди... Обратите внимание куда эта сволочь бьет женщину


Унижена и брошена

Фелиция Геллер вспоминала, что когда пришли немцы, “украинские националисты организовали “украинскую полицию “, которая хватала евреев в квартирах и забирала их на уборку улиц и работу в тюрьмах.  Лусия Горнштейн сообщает: “Украинцы, полиция или милиция или кем там они были”, проводили облаву на евреев и пришли также в квартиру ее семьи.

Матильду Вышинскую, которую забрали на Лонцкого во время “тюремных работ”, освободил знакомый украинский милиционер, который был на месте событий.

Иногда очевидцы не говорили о милиции как таковой, однако вспоминали голубовато-желтые нарукавные повязки, носимые на левой руке и служившие признаком милиции (за исключением уже упомянутых милиционеров, которые имели униформу).

Янислав Корчинский, например, видел “группу украинцев с желтыми и голубыми повязками”, которые забрали около семидесяти евреев в тюрьму на улице Замарстынив.


Толпа скотов глумится над женщиной


Глаза


Палка в руке у одного из истязателей

Профессор Мауриций Аллерханд записал в своем дневнике в день погрома, он видел около двадцати украинцев, которые били евреев палками и плетьми: “То, что они были украинцами, видно не только по голубовато-желтым повязкам на левых руках, но и по проклятиям еврееев на украинском языке “.

Тамара Браницкая, тогда девятнадцатилетняя, видела украинских охранников, вооруженных ружьями, с голубовато-желтыми повязками на левом плече, которые силой врывались в квартиры, среди которых было и ее жилище; украинский охранники дали пощечину ее матери и забрали ее и ее сестер на избиения и унижения в тюрьму на Лонцкого.

Некий Гольд записал, что “человек с лентой украинских цветов” требовал показать ему паспорт, будучи уверенным, что Гольд является евреем, а затем отправил его на эксгумацию тел в Бригидки. [113] Есть также много других подобных свидетельств.


Во второй части материала вы увидите паспорт одного из этих скотов-садистов


Еще одна "виновная"



Свидетели по делам с денатурализация против подозреваемых украинских полицейских, иммигрировавших в США, вспоминали об украинских милиционерах, которые активно участвовали в насилии во Львове в 1941 году.

Один из них, Хаим Шломи, вспоминал, как евреев забирали из квартир: “[...] изначально уже начала организовывать украинская полиция — это были все еще гражданские без униформы, они имели лишь голубовато-желтые повязки, — они также начали выгонять евреев из домов и ловить их на улицах “.

Когда Абрахама Гольдберга спросили, откуда он знал, что его арестовали именно украинская полиция, он ответил: “Они [...] носили сине-желтые повязки, которые были украинскими символами. Они имели ружье и говорили по-украински”.







Эти свидетельства трудно опровергнуть не только из-за их большого количества. Эти свидетельства были собраны во многих местах и в разное время на протяжении более шестидесяти лет. Свидетельства очевидцев включают отчеты евреев, переживших погромы, записанные Еврейской исторической комиссией в Польше сразу после войны[117] , так же как видеоинтервью, собранные по всему миру Фондом Шоа в 1990-х и 2000-х годах.

В дополнение к свидетельствам в этих двух больших коллекциях, другие еврейские воспоминания и свидетельства, записанные на бумаге или пленке в разное время, в разных местах и при разных обстоятельствах, подтверждающих, что украинские милиционеры играли ведущую роль в львовском погроме.

Есть также поляки-свидетели роли украинской милиции. Понятно, что мемуары украинцев молчат об участии милиции в погроме во Львове.



То, о чем говорится в показаниях, подтверждается фотодоказательства. Фильм об одной из эксгумаций и тюремных акций показывает милиционера с повязкой, который бьет еврея.

На стоп-кадре из фильма, который теперь значительно поврежден, видно, как милиционер в униформе таскает полураздетую женщину за волосы в тюрьме на улице Замарстинив:



















?

Log in

No account? Create an account